Александр Танков
март 2018
Новое Пространство Театра Наций
Три песенки о людоедах для Захара Прилепина. Песенка о старом людоеде.Иногда он в доме для престарелых Людоедов, для выдохшихся дельцов, Вспоминает с нежностью о расстрелах, Казнях разных стрелочников, стрельцов. Как топор подавал Петру — Малюта Или Берия? Чёрт его разберёт! Ночью с койки вскакивает — Валюта! Где валюта, сволочи? — на весь дом орёт. Или вдруг, пустив слезу, гладит чахлый фикус, И, взглянув в окно, за которым лениво плещется Нил, У меня — говорит — был такой гениальный прикус — Сам рейхсфюрер его ценил! Или, с жаром, с въедливостью нервозной — Он ведь папы римского был святей! — Говорит — вы не знаете, как товарищ Грозный, Как Иван Васильевич лично любил детей! Добела, до слёз, до седьмого пота… Поднимите мне веки! Ах, это другой какой-то век… Помню, мы гостили с ним у Пол Пота — Тоже был интереснейший человек! К пистолету тянется по привычке, Позабыв, что давно его сдал в музей, То под юбку лезет к ночной сестричке, То под койкой ловит старых своих друзей. Перед зеркалом утром встанет, посмотрит строже, Оловянные зенки, челюсть квадратная, грудь вперёд… И какую счастливую жизнь он прожил, И какую счастливую смерть умрёт!