Полина Барскова
июнь 2016
Новое Пространство Театра Наций
О ПРЕОДОЛЕНИИ ЯЗЫКОВОГО БАРЬЕРАПод чуждым небосводом, под защитой Улыбчивых берклийских инвалидов, За коими ухаживаю я, Лежит душа, как богатырь убитый, Уже не привлекая воронья. С неё уже всё вкусное склевали, Ее бы мыть дождям, пинать ветрам. Но ни дождя, ни ветра, и едва ли Слова найдутся и прикроют срам. Слова, что служат здесь, скромны и плоски, Былому велеречию чужды, Что к лучшему: как описать по-русски Большой и малой (мать твою) нужды Подробности, чтоб скрюченное тело Страдалицы не крючилось больней, Чтобы, оно по-прежнему хотело На смену жалким дням никчёмных дней? Чтобы, когда её кормлю и мою, Я, белоручка, выскочка, чума, Она была бы заодно со мною, Чтоб англоговорящего ума Простые силы нас объединяли, Как, скажем, деньги, или, скажем, ложь, Когда лежит она на одеяле, А ты ей руки греешь и поёшь.