Сергей Гандлевский
апрель 2016
Новое Пространство Театра Наций
«Пидарасы», — сказал Хрущёв. Был я смолоду не готов Осознать правоту Хрущёва, Но, дожив до своих годов, Убедился, честное слово. Суета сует и обман, Словом, полный анжамбеман. Сунь два пальца в рот, сочинитель, Чтоб остались одни азы: Мойдодыр, «жи-ши» через «и», Потому что система — ниппель. Впору взять и лечь в лазарет, Где врачует речь логопед. Вдруг она и срастётся в гипсе Прибаутки, мол, дул в дуду Хабибулин в х/б б/у — Всё б/у. Хрущёв не ошибся.
Сергей Гандлевский: «И вот это стихотворение я, среди прочего, однажды прочёл в каком-то поэтическом кафе или книжном магазине в Нью-Йорке. Потом была всегда лестная для автора процедура подписывания экземпляров, и подходит ко мне небольшого роста, довольно корпулентная женщина лет сорока и говорит: «Как хорошо вы написали про дедушку». Я почувствовал, как у меня прилипла рубашка к спине. Она назвалась: это была внучка Хрущёва. Потом я рассказал это присутствовавшему на чтении Петру Вайлю, и он говорит: «Да, совершенно справедливо. Она здесь живёт, она очень хорошая женщина, она была свидетельницей на моей свадьбе». Вот в такую я попал историю.»