Лев Рубинштейн
октябрь 2016
Новое Пространство Театра Наций
О! Авраам родил Исаака. Ничего себе! Дядю Исаака я более-не-менее помню. Он был военный тогда. Зяма был нэпманом. Сел в своё время. Но ненадолго, слава богу. Яша был толстый и всё время молчал. И очень много ел. Больше ничего сказать не могу. Бэлле удалось тогда устроиться в «Оптику» на Сретенке. Она долго там проработала. Мне, кстати, хорошую оправу достала. Я помню. Мотьке, между прочим, полтинник через месяц, а как был мудак... Клара с Семёном как уехали в сорок первом в Челябинск, так там и остались. Мося все делал сам. Золотые руки. Её, кажется, звали Дора. Она была, по-моему, не очень нормальная. Спокойно, спокойно... Геся целый день пила ужасно крепкий чай, валялась в халате нечёсаная, курила папиросы одну за другой и читала романы. Грязища в доме была! Додик был своим детям и матерью, и отцом, и нянькой, и кем угодно. Бэба с Рахилью не захотели уезжать. Остались в Киеве. Сказали: «Кому мы нужны, такие старые?» Ну, и — сами понимаете... Спокойно, спокойно... Вот и песни отзвучали... Матвея в пятьдесят третьем не тронули, как ни странно. А ведь такую должность имел! Повезло... Марик, чтобы вы знали, дожил до девяносто двух лет. И, между прочим, отлично всё соображал до самой смерти. О! Письмо от Мули! Сейчас почитаем... Все Гольдманы погибли в Ашхабадском землетрясении. Буквально все. Я даже не знаю, где их похоронили. А может, и нигде... Вот и песни отзвучали, отразившись на лице... Оба всю жизнь прожили в Житомире. Никогда никуда не ездили. Только в эвакуацию. И тут же обратно. Там и умерли. Гриша не дядя его, а двоюродный брат. Просто большая разница в возрасте. Спокойно, спокойно... Первая жена у него умерла давно. Её звали Берта, кажется. Или ещё как-то. Лёва был не родной, а приёмный. Ужасно способный, кстати, парень. Боря очень переживал. Очень... Вот и песни отзвучали, отразившись на лице — развесёлые вначале... О! Послушайте: «Аса родил Иосафата». Ну и имена были у людей — язык сломаешь. Оставили ему какой-то крупы, консервов и уехали на юг. Что за дети, ей богу! Спокойно, спокойно... Вроде родные сестры, но Стелла – красавица, а Этя — прямо типичная обезьяна. Как это так получилось? Тэмочка была совсем без образования, а голова была, как у министра финансов. Её так и называли в семье. Вот и песни отзвучали, отразившись И вот это стихотворение е — развесёлые в начале, заунывные в конце. А как они все пели, как танцевали! Как у них в доме весело было всегда! Это я про Шпицбергов. Вы их помните? Нет, давай лучше наоборот: «заунывные в начале, развесёлые в конце». Так лучше, правда? Ну вот... А «Иаков родил Иосифа, мужа Марии, от Которой родился Иисус, называемый Христос».